Пасторальные пейзажи / лучшее время года

 
Пока на Евровидении и в Каннах в очередной раз побеждает политкорректность и геополитическая лояльность с гендерной терпимостью, обращая фокус внимания на Израиль, Бейрут и Японию, я тем временем наслаждаюсь пасторальными пейзажами, грязевыми солнечными и водными ваннами и фиксирую красоту на свою встроенную камеру старого мобильного телефона, ведь май – лучшее время года.

А почему бы и нет, если конкурс песни уже давно превратился в феерию клоунов и фриков, а на киносмотрах не устают словесно бить между ног Харви Ванштейна?!

Крупнейший сайт о кино – КиноПоиск, отказался, пока, меня публиковать, а с другим интернет-изданием Hype – без сожаления расстался, послав главного редактора в пешее эротическое путешествие. Жизнь продолжается, ни на секунду не останавливается, и, то, что было мгновение назад – уже история, иллюзия воспоминаний, которой, может быть, никогда и не было.

Allmänt, Blogger, Cannes, Cannes2018, Cinema, Spring, travel | | Kommentera |

«Парадоксально страшный и в то же время правдивый для нашего менталитета финал»: Андрей Берченко – о «Надежде»

Он – не такой как его товарищи, она – не такая как ее «коллеги». Они «лучше» других и поэтому с ними это случилось. Нет, это не синопсис очередной мелодрамы, а фабула новой короткометражки Андрея Берченко «Надежда», премьера которой состоялась 18 мая в Каннах в рамках проекта Short Film Corner. Постановщик Футболиста и Последнего свидания рассказал мне о силе социальных сетей, вдохновении и надежде.

С чего вообще все началось

К январю 2017 года я уже отучился полтора года в мастерской В.А. Грамматикова при Высшей Школе Кино и ТВ «Останкино». Передо мной стоял выбор: снимать дипломный фильм или просто уйти, сославшись на жизненные обстоятельства. А обстоятельства были следующими: жена дома с годовалым сыном и денег хватает только на текущие расходы.  Никто не осудит, наоборот, – все поймут. То ли вызов, брошенный самому себе несколькими годами ранее, был настолько силен, что такой исход расценивался как поражение, то ли жизнь предоставила очередной шанс, а может и то и другое вместе взятые. Совершенно неожиданно пришел проект, который позволил мне заработать деньги на свой дипломный фильм.

Поиск истории

Фейсбук– сила! К моменту, когда решение «снимаю» принято, популярная социальная сеть уже не один раз выручал меня в вопросах поиска истории, актеров и команды на проект. Поскольку предстояло сделать работу, которая (как мне тогда казалось) должна повлиять на мою киношную жизнь, масштаб «операции» по поиску сценария был значительный. В каждую из 4-5 профильных групп я опубликовал подробное объявление, где подробно описал интересующую меня тему, жанр, хронометраж, «тип сюжета» (привет, Роберту МакКи с его «историей на миллион») и, самое главное, предложил за историю реальные живые деньги – бюджет на тот момент уже начинал формироваться.

В общей сложности мной было прочитано более двухсот сценариев короткометражек, а выбор пал на историю, которая была прислана одной из самых первых. Эта история настолько зацепила, что я ловил себя на постоянном сравнении всех последующих именно с ней. Парадоксально страшным и в тоже время правдивым для нашего менталитета был финал. История называлась «Надежда»…

Тема и доработка сценария

На тему взаимоотношения личности и системы снято много фильмов. В «Надежде» меня заинтересовал акцент неспособности человека отдавать себе отчет в своих поступках в тот момент, когда система начинает работать на подавление, а из бессознательного проявляются национальные и культурные архетипы. Мое глубокое убеждение состоит в том, что история от начала и до самой кульминации могла бы произойти в любом уголке земного шара – не только в России, при этом финал характерен только для нашего национального самосознания.

По стечению обстоятельств автор сценария (Дмитрий Гнедич, – Прим. ред.) оказался проездом в Москве. Знак? Возможно. Я предложил Дмитрию встретиться со мной для подписания договора о передаче авторских прав.

Подбор команды

Сейчас могу сказать, что все начинается с принятия решения «снимаю». Если оно принято, события сами разворачиваются в нужном направлении.

Очень быстро нашлись ключевые участники проекта: исполнительный продюсер, оператор и художник-постановщик. Они сыграли решающую роль в том, чтобы фильм был снят и стал таким, какой он есть.

Наталья Александрова – исполнительный продюсер проекта, помогла с помещением для проведения кастинга – родной ВУЗ отказывал в бронировании классов на нужные даты. Наташа нашла удивительную команду художников (ребята арендуют под мастерскую никем не используемую водонапорную башню, которая располагается на бывшем военном заводе в Нахабино, и делают совершенно фантастические вещи), обеспечила юридическое сопровождение фильма, а во время съемок была «мамой» для всей группы.

Михаил Вейнценфельд – оператор-постановщик, приехал с командой и личным оборудованием. События фильма разворачиваются ночью – световое и цветовое решения играют важную роль. Миша был помощником оператора на моем предыдущем фильме (Последнее свидание, – Прим. ред.). Я видел его работы, и мне захотелось сделать этот фильм именно с ним. К счастью, он согласился.

Светлана Гарибян – художник-постановщик со своей командой. Она запустила всю группу к себе на завод на 5 дней, подготовила все локации, обеспечила  возможность вполне комфортного проживания с ночлегом. Света пришла от исполнительного продюсера, что называется «по знакомству».

Ксения Пенькова – помощник режиссера, и Вика Анстет – художник-гример, попали на проект схожим, почти магическим, способом. С Сашей – звукорежиссером, я был знаком по прошлым съемкам, поэтому сам пригласил в фильм.

 

Алена Буриличева (супруга Андрея Берченко, – Прим. ред.) – дипломированный стилист-имиджмейкер, помогала с эскизами костюмов.

Вся команда работала бесплатно – бюджет уходил исключительно на аренду оборудования, покупку реквизита, восполнение расходных материалов и бытовые расходы во время проживания группы в экспедиции.

Подбор актеров

Моя наивная позиция «все смогу сам» неминуемо определяет и место на плоскости «зависимый / независимый». А раз «независимый», то и крутись, как можешь.

На главные роли актеры утверждались без проб. Возможности Антона (Антон Шварц, – Прим. ред.) я знал по предыдущей работе и они полностью подходили для текущей роли. А на Настю (Анастасия Иванова, – Прим. ред.) обратил внимание при просмотре учебной работы во ВГИКе – по совпадению, вместе с нами у мастера выпускался актёрский курс ВГИКа и мы, режиссеры, имели представление о том, что это за ребята. Хотя один вопрос при выборе актрисы на главную роль все же был. Не каждая красивая девушка захочет играть роль проститутки, причем проститутки в жестких обстоятельствах. Мои сомнения развенчались после личной встречи  – Насте понравилась история и тот вызов, который перед ней ставила роль.

Для подбора актеров на оставшиеся 7 ролей вновь был задействован Фейсбук и это уже были настоящие актерские пробы, проходившие в три этапа. Вначале производился поиск референсных актеров для каждой роли и размещение объявления о кастинге во всех профильных группах Фейсбук. Затем заочный отбор актерских портфолио и приглашение на очные пробы. И, наконец, непосредственно пробы, – по заранее подготовленному сценарию.

Для меня было важным найти людей, которые по своим личностным характеристикам и психотипу, были бы похожи на героев фильма, т.е. чтобы отобранные актеры играли себя в предлагаемых обстоятельствах. Это сказалось на формате очных проб – разыгрывались либо реальные сцены из фильма, либо создавались обстоятельства, когда актер должен войти в состояние, требуемое для героя.

Съемки

Я впервые снимал кино в экспедиции и теперь могу сказать, что хотел бы снимать только так. В экспедиции появляется некая магия.

Мы жили на заводе и снимали 4 ночи подряд – с 22.00 до 02.30 каждую ночь, независимо от того, какую погоду нам преподнесла природа. К счастью, погода нам благоволила и позволила осуществить задуманное.

Днем художники готовили локацию, оператор с помощниками ставил свет, исполнительный продюсер с помощником режиссера занимались вопросами логистики актеров и быта, а  на мне были репетиции и функция контроля, чтобы к девяти часам вечера выйти на «мотор».

Самое важное и удивительное чего нам удалось добиться во время съемочного периода, так это найти синергию сотворчества. У каждого члена съемочной  группы была творческая свобода в заранее заданном векторе и, как мне сейчас видится, это сказалось ключевым образом на настроении каждого участника, на желании создавать свое в общем замысле, и что в конечном итоге, я убежден, сказалось на результате в лучшую сторону.

В качестве примера подобного сотворчество могу привести решение финальной сцены: основные детали мы придумали вместе с актерами на дневной репетиции, предшествующей съемке.

Фестивали

После просмотра материала меня захватила эйфория.  Мне казалось, что мы сделали нечто  большее, нежели  просто короткометражный фильм.  И что дело осталось за малым – отправить картину на фестивали и получить заслуженное признание. Тем более и мастер (Владимир Александрович Грамматиков, – Прим. ред.) оценил работу довольно высоко.

Я назанимал денег, нанял агентство для продвижения фильма на фестивали и сел покуривать бамбук, ожидая результатов. Но фестивальная история оказалась двоякой.

Буквально через месяц после начала отправок пришло сообщение от Каннского фестиваля. «Надежду» взяли в проект Short Film Corner, рассчитанный на поддержку молодых кинематографистов. Забавно, учитывая тот факт, что крупные российские фестивали, проводимые весной и летом, наш фильм проигнорировали.

Полгода я провел на эмоциональных горках «эйфория-отчаяние», пока не понял, что это глупо. Глупо пытаться делать вывод о фильме и самом себе, исходя лишь из мнения незнакомых тебе людей.

Канны

Программа, в которую взяли «Надежду» – Short Film Corner, не является конкурсом и рассчитана на поддержку молодых и начинающих кинематографистов. Вместе с включением фильма в программу, выдается две аккредитации на фестиваль и, при желании, предоставляется возможность показать фильм в одном из залов Центра фестиваля.

Я считаю, что необходимо как минимум обращать внимание на те возможности, которые открываются, а как максимум – пользоваться ими, хотя бы для извлечения опыта. Поэтому, если все обстоятельства сложатся удачно, «Надежду» покажут в Каннах! А я и Антон (Антон Шварц, – Прим. ред.), с удовольствием представим фильм зрителям.

Проект «Экстрим»

В периоды отчаяния появлялось желание на все плюнуть и выложить фильм в открытый доступ, поставив, таким образом, жирную точку. И переключиться на что-то другое. Более того, сформировался план: сразу после показа в Каннах сделать онлайн - премьеру.

Но затем пришла хорошая новость. Проект Экстрим, с автором сценария которого (А. Каштановым, – Прим. ред.) мы подавались на питчинг дебютантов, прошел в лонг-лист, а затем и шорт-лист. Компании Синепромо предоставила нам бесплатное продвижение проекта в течении 6 месяцев, а Кинозавода – 50 000 рублей, которые потратим на оборудование.

События завертелись и теперь нужно все-все успеть...

Cannes2018, Cinema, Shortmetr, Общие | | Kommentera |
Upp