Widows

 
Они остались ни с чем. Они способны на всё.

Я совершенно точно помню, где я был, когда в тринадцать лет впервые посмотрел телесериал Линды Ла Плант «Вдовы». Я лежал в родительском доме на ковровом покрытии, подперев руками голову, - именно так я обычно смотрел телевизор в то время. Это телешоу немедленно погрузило меня в криминальный мир, в котором самыми уязвимыми и недооценёнными людьми были женщины. Этих женщин судили по внешности и не считали способными на что-то большее, но они бросили вызов такому стереотипу и превратили себя в эффективный отряд, намеревающийся взять судьбу в свои руки. На том этапе моей жизни я ощутил сильное сходство с теми женщинами, потому что меня тоже расценивали похожим образом. Их противники считали этих вдов людьми, которые не способны достичь ничего, а они добились своего. Это оказало на меня огромное влияние.

Чтобы показать эту историю в наши дни, я перенес место действия «Вдов» из Лондона начала восьмидесятых в современный Чикаго. Для меня было чрезвычайно важным затронуть вопросы политики, религии, расовые и классовые проблемы, преступный мир и скорбь, заглянуть в местную специфику (Чикаго) и сквозь её призму продемонстрировать глобальные проблемы.

Именно для меня в этой истории чрезвычайно важно, что четыре женщины разного расового происхождения, социального и финансового статуса сошлись для достижения общей цели. Они поняли, что работая вместе, они могут добиться чего угодно.

Стив МакКуин
Информация о фильме

Место действия «Вдов» это современный Чикаго в обстановке политической и социальной нестабильности. Когда четверых вооруженных грабителей убивают при попытке дерзкого ограбления, их вдовы, не имеющие ничего общего кроме долга, оставшегося от криминальной деятельности их покойных мужей, берут судьбу в свои руки, чтобы выковать себе будущее на своих собственных условиях.

Кинокомпания «Двадцатый век Фокс» представляет фильм «Вдовы» от режиссёра Стива МакКуина по сценарию Гиллиан Флинн и Стива МакКуина на основе британского телевизионного минисериала «Вдовы» по сценарию Линды Ла Плант.

Главные роли в фильме исполняют Виола Дэвис, Мишель Родригес, Элизабет Дебики, Синтия Эриво, Колин Фаррелл, Брайан Тайри Генри, Дэниел Калуя, Гаррет Диллахант, Кэрри Кун, Джеки Уивер, Джон Бернтал, Мануэль Гарсия-Рулфо, Роберт Дювалл и Лиам Нисон.
 
Robert Duvall, Colin Farrell, Michelle Rodriguez, Daniel Kaluuya, Elizabeth Debicki, and Cynthia Erivo / IMDb at Toronto International Film Festival, IMDb at Toronto 2018, Photo by Merrick Morton - © 2018 - Twentieth Century Fox Film Corporation / Gettyimages
 

 

Вместе со Стивом МакКуином и Арноном Милченом продюсерами картины выступают обладатели премии «Оскар» Иан Каннинг и Эмиль Шерман кинопроизводственной компании See-Saw Films. В съёмочную группу входят: номинант на премию «Оскар» редактор-монтажёр Джо Уокер («12 лет рабства»), обладатель премии «Оскар» художник-постановщик Адам Стокзаузен («Отель «Гранд Будапешт»»), оператор-постановщик Шон Боббит («12 лет рабства») и художник по костюмам Дженни Иган («Безродные звери»).

О съёмочном процессе

Фильм «Вдовы» основан на популярном одноименном британском телевизионном сериале, созданном Линдой Ла Плант. Режиссёром, вторым сценаристом и продюсером картины является обладатель премии «Оскар» за
«Лучшую картину 2013 года» «12 лет рабства» Стив МакКуин.
 
Трейлер к фильму "Вдовы"
 


«Я помню, как я смотрел телесериал «Вдовы» Линды Ла Плант, когда мне было 13, - вспоминает МакКуин. – То, что те женщины смогли добиться чего-то, на что их никто не считал способными, произвело на меня огромное впечатление. Особенно в тот период моей жизни, когда меня расценивали таким же образом. Много лет спустя, когда я впервые попал в Голливуд, я был поражён, как много талантливых актрис были без работы. Я решил тогда, что после того, как я сниму кино о рабстве, я хочу снять фильм, в котором главной движущей силой являются женщины».

Когда МакКуин обратился к известному сценаристу Гиллиан Флинн («Исчезнувшая») для совместного написания сценария то, по её словам, она просто ухватилась за такую возможность. «Стив МакКуин позвонил мне, и было здорово получить такой неожиданный телефонный звонок, вспоминает она. Он знал, что я живу в Чикаго, и он хотел снять фильм об ограблении с четырьмя женщинами в главных ролях, так что я сразу была положительно настроена. К тому же он должен был сниматься в городе, в котором я живу и который люблю, а именно в Чикаго, который настолько крутой и так мало используется для съемок. И он хотел задействовать все районы и действительно отразил в картине весь город в качестве действующего лица. А ведь действительно настоящий Чикаго так мало показывают в фильмах. Поэтому я сразу сказала «Когда можно приступать?»
По словам Флинн, в этой истории предлагается нестандартный для типичного фильма об ограблении сюжетный поворот, по которому каждый из пересекающихся персонажей происходит из разных социальных, финансовых и расовых групп. «Мой любимый момент в фильмах об ограблениях когда команда собирается вместе. Я это обожаю, – отметила она. – Я хотела, чтобы зритель почувствовал важный момент в этом фильме, что эти женщины собираются вместе не потому, что одна из них воровка драгоценных камней, а другая – взломщица сейфов, а что их всех связывают их мужья».

К продюсеру Эйну Каннингу МакКуин обратился на раннем этапе подготовки проекта. «Он вырос на этом фильме, и эта история о группе женщин оказала на него сильнейшее влияние, когда фильм показывали по телевизору, что редко бывает, сказал Каннинг, И это звучало, как интересное, новое направление, в котором мог пойти Стив. Он снимал невероятные фильмы о невероятных темах, и я просто почувствовал, что это был хороший момент, чтобы рассказать историю об этой группе обычных женщин, попавших в чрезвычайные обстоятельства, которым пришлось сражаться за своё выживание».

Кинематографисты собрали для фильма впечатляющий актёрский состав. МакКуин сказал, что было важно, так сказать, дать команде почувствовать себя дома и в своей тарелке. «Это – очень просто: они все прекрасные актёры, и тебе нужно создать окружение, в котором они смогут без опаски экспериментировать и исследовать. Это – то, чем, надеюсь, я обеспечиваю актёров безопасное место, чтобы сесть в лужу, отряхнуться и попробовать ещё раз найти своего рода истину».
 
Viola Davis in Widows Photo by Merrick Morton - © 2018 - Twentieth Century Fox Film Corporation.

Обладательница премии «Оскар» актриса Виола Дэвис сыграла Веронику Роулинс, главную роль вдовы в фильме, которая должна собрать обломки своей жизни после того, как её муж Гарри (сыгранный Лиамом Нисоном), умирает при провалившейся попытке вооружённого ограбления.

Дэвис утверждает, что она и представить себе не могла, чтобы её попросили воплотить на экране такую роль. «Это – большая отправная точка для меня, воскликнула она. Я не могла себе представить себя в этом. Там есть милая любовная сцена. Всё как бы наполнено действием. Так вот, Стив Маккуин буквально приходит ко мне и говорит «Я вижу тебя в этой роли». Это вроде как подбодрило меня». Придя в себя от полученного приятного удивления после предложения роли, Дэвис сказала, что она обнаружила притягательность как персонажа, так и истории.

«Мне понравился путь Вероники, рассказала она. Мне понравилось, что она была в некотором роде загадочной, но в то же время она была знакома мне. Мне понравилось то, что в центре всего стоит романтическая история. Мне нравлюсь я в любовной истории, потому что, знаете, я в своей карьере много играла юристов, детективов и директоров ЦРУ».

В этом фильме Вероника замужем за рецидивистом Гарри Роулинсом, которого играет Лиам Нисон. Когда зритель впервые их видит, жизнь пары уже омрачена трагической смертью. «Они сильно связаны горем, отмечает актриса. А потом Гарри умирает во время вооруженного ограбления… и она остаётся ни с чембуквально ни с чем. Ни с чем в финансовом плане и ни с чем даже применительно к эмоциональному резерву. Но она решает жить!».
Она решает жить, совершив ограбление, которое должен был осуществить Гарри. Шаг первый: собрать свою команду из вдов-соратников Гарри по преступлению. «Всё начинается с того, что мы все друг другу чужие, объясняет Дэвис. - Но есть единственный сближающий элемент - все наши мужчины погибли в этом пожаре, и все они были ворами. Это – единственное, что связывает нас. А ещё тот факт, что мы все оказались на мели и теперь должны выживать. Мы в режиме выживания. Но при этом мы оказываемся полными противоположностями друг другу». Дэвис отметила, что её взаимодействие с Нисоном было естественным, особенно в «постельных» сценах. «Я чувствовала, будто он давно знаком мне, - отметила она. - Это было мило, и я подумала о том, что «я в постели», и обо всём расовом подтексте этого. И, я упоминаю это и знаю, что люди могут закатывать глаза, но что-то действительно нужно сказать об этом.

Потому что в какой момент в истории кино вы видели кого-то, выглядящего как я, и кого-то, выглядящего как Лиам Нисон, вместе в постели целующимися, романтичными, влюблёнными, женатыми?»
Мишель Родригес играет роль Линды, вдовы, пытающейся изо всех сил сохранить свою семью и магазин одежды после смерти мужа. Родригес отметила, что она сначала боялась соглашаться на эту роль. «Я думаю, что это было вызовом представить женщину, которую я играю, слабой; это было моим страхом показать такого персонажа миру, вспоминает она. Я всегда стремилась показать женщину настолько независимой, насколько это в моих силах, особенно образ латиноамериканской женщины, которая сталкивается с мужским шовинизмом нашей культуры. Это – мой конёк».

В конце концов, это было ее решение встретить свой страх неизвестности лицом к лицу. «Я села вместе со Стивом, а он такой мастер, вспоминает она. «И тут я подумала хорошо, я занимаюсь этим уже пятнадцать лет. И мне очень комфортно в моей маленькой нише боевиков. Но в этом я не смогу эволюционировать. Там нет места для роста».
 
Michelle Rodriguez and Elizabeth Debicki in Widows (2018) /Photo by Suzanne Tenner - © 2018 - Twentieth Century Fox Film Corporation.
 
Родригес описывает свою героиню как наивную и доверчивую девушку в момент её первого появления на экране. «Линда забеременела в юном возрасте, вышла замуж за ухажёра-старшеклассника и стала матерью в очень молодом возрасте. Так что у неё правда не было много возможностей для выбора, что ей делать со своей жизнью. Я имею в виду, что её самым большим выражением себя является история, которую вы видите в фильме, отметила Родригес. – Это – верная женщина, которая любит своего мужчину и свою семью».

Элизабет Дебики, исполняющая роль Элис – польской иммигрантки и подконтрольной мужу жены, – сказала, что хотела стать частью этого фильма, чтобы поработать с МакКуином. «Стив обладает невероятной теплотой, щедростью и чувствительностью, а ещё он – очень требовательный и любит импровизировать самым очаровательным образом. Он неукоснителен в погоне за правдой в её самом чистом виде. Как актриса, я всегда ищу того, кто будет требовать этого от меня. Стив так и делал, создавая объединяющее, доверительное и безопасное окружение.

В таком доверии содержится огромная свобода. Работа с ним невероятно раскрепощает».
Дебики описала свою героиню – женщину, находящуюся замужем за Флореком (которого сыграл Джон Бернтал) – как наименее искушённую, самую закрытую из вдов. «Когда мы встречаем Элис, её мир очень маленький и тягостный. Она перешла от жизни с матерью в условиях полного контроля, при котором она была игрушкой в руках матери, к контролю и доминированию со стороны мужа.

Она весьма покорна, она не может понять, что жизнь может быть другой, потому что она усвоила те слова, что ей говорили, а именно то, что она никчемная и что она нуждается в других, чтобы выжить. Ей говорили, что она не может быть независимой эмоционально, финансово, социально, и она верит этому, – объясняет актриса. – Когда я думаю о пути Элис, получается, у неё большая сюжетная линия на протяжении всей истории. Она проходит путь от человека, который принял всё, что мир говорил ей про её суть – что она дочь и затем жена, что она ничтожество, которое видно, но не слышно, женщина, которая не должна спрашивать про то, что ей бы хотелось или необходимо, до женщины, которая берет жизнь в свои руки». Дебики отметила, что объединение её героини с другими вдовами и участие в вооружённом ограблении развивает у неё чувство собственного достоинства и поднимает самооценку.
 
Viola Davis and Cynthia Erivo in Widows (2018) / Photo by Merrick Morton - © 2018 - Twentieth Century Fox Film Corporation.
 
Синтия Эриво, для которой это первая большая роль в кино, сыграла Бель – союзницу, которая приходит на помощь вдовам в их деле. «Я просто думаю, что со стороны Стива это огромный кредит доверия – поставить действительно новичка в киноиндустрии на такую роль, сказала Эриво о решении МакКуина выбрать её на роль. – Роль – не маленькая, и она замечательная, так здорово, что он доверил мне сделать это».

Эриво обожает силу и сложность её персонажа. «Она очень прямолинейная. Я бы даже сказала, что она временами «кремень». Она из южного района, так что для неё не в новинку подстерегающие там опасности, – отметила она. – Она матьодиночка, которая работает парикмахером, но у неё есть смекалка, и она почти ничего не боится. Она просто знает, что нужно сделать, чтобы выжить. Вот с чем она живет, поэтому, когда она встречается с этими женщинами, на ум сразу приходит мысль, что она может помочь».

Политика, который фигурирует в основном плане вдов, зовут Джек Маллиган. Его роль исполнил Колин Фаррелл. Фаррелл признался, что ему немного жаль своего персонажа, чья жизнь была заранее распланирована благодаря его происхождению. Будучи сыном Тома Маллигана, которого сыграл Роберт Дювалл, Джек должен пойти по стопам отца и стать следующим членом городского совета от 18-го округа Чикаго. «Так  что тут очевидная  и очень      отчётливая линия, которой я должен соответствовать, и от Джека Маллигана ожидается, что он будет продолжать дело своего отца, который, тоже продолжал дело своего отца. Но это совсем не то, чего он действительно хочет. Это не то, чем он на самом деле мечтал заниматься в жизни», – объясняет Фаррелл.

Джек разбирается не только со своими внутренними демонами, но и сталкивается на выборах с загадочным соперником. «Потенциально происходит сдвиг в силовой политике, и человек, который противостоит мне на выборах, является афроамериканским джентльменом из 18-го округа, имеющим криминальное прошлое, – объясняет Фаррелл. – И он решает встать на путь «исправления», но он – мой соперник на выборах. И округ, который я собираюсь представлять, является преимущественно афроамериканским, так что всё это не выглядит слишком хорошо для моего персонажа».

Фаррелл сказал, что для него было честью работать с легендарным Дюваллом.
«Он – необыкновенный, и из того, что я увидел вблизи, лично, сцены с нами были невероятны. Он икона культуры и кинематографа, и мне довелось поработать с ним».
Эти чувства были взаимными, со слов Дювалла, который отнёс Фаррелла к исключительным актёрам. «Мы говорим и слушаем, а это не так просто, – рассказал Дювалл об их съёмочном процессе. – Это всегда непросто, и особенно когда дело доходит до определённого уровня эмоциональности, но Колин весьма хорош в этом, и я обожаю получать это от других актёров, когда это выглядит натурально в рамках воображаемого набора обстоятельств».
Дюваль сказал, что ему пришлась по вкусу не только возможность поработать с Маккуином, но и притягательность его персонажа, и сложные отношения любвиненависти отца с сыном.

«Он – пожилой мужчина, у которого есть некоторые проблемы со здоровьем, и он тем не менее пытается сохранять всё под контролем, – объясняет Дюваль. – Даже несмотря на то, что его сын – они ненавидят друг друга, любят-ненавидят на самом деле заправляет делами, он пытается указывать сыну, что они должны сохранить город в своей власти, в своих руках. Это – наш город. Мы сделали его. Мы должны сохранять контроль, но он не желает слушать это, и это – то, что мне понравилось в этих отношениях. Это – то, что мне нравится в любой роли, на которую я соглашаюсь, и в которой, как мне представляется, я могу сыграть что-то другое».

Брайан Тайри Генри, наиболее известный по работе в известном телесериале «Атланта», играет роль Джамаля Мэннинга, политического оппонента Джека в 18-м округе и человека, которому, как обнаруживает Вероника, Гарри должен денег. Генри сказал, что знал, что он просто должен стать частью этого «особого проекта».

«Меня определённо притягивала эта история благодаря актерскому составу и режиссёру. Но и сценарий был просто потрясающим», – сказал он. Генри объяснил, что больше всего его привлекла честность его персонажа. «Это – его дом, – добавил он. – Знаете, он говорит это Джеку. Он говорит: «Ты знаешь, твоя семья всё делает в этом округе. Но посмотри на него, здесь будто ничего и не происходило. Что на самом деле ваша семья дала нам?»»

«Я, однако, чувствую, что могу многое привнести сюда. И я думаю, самое лучшее в Джамале – это то, что он и его брат, они с этих улиц. Они из этого района. Они правда беспокоятся о людях там. Сейчас, знаете, как политика работает, нужно, типа, делать то, что ты должен сделать, чтобы попасть туда, куда хочешь».

Генри сказал, что актёр Дэниэл Калуя, который играет его брата Джатема, стал по-настоящему родным за время съёмок. «[Дэниэл] один из самых феноменальных людей, которых я когда-либо встречал, – сказал он. – И я правда ощущаю, будто он мой брат, и что правда знаю, как мы могли их сыграть».

Калуя, который приобрел известность благодаря роли в известном хоррове «Прочь», также является защитником Джамаля. «Легко подумать, что Джатем просто боец, ну такой, громила или парень для грязной работы, который делает то, что хочет Джамаль. Но я думаю, что Джатем на самом деле желает лучшего для своего брата и хочет там быть, – объясняет Генри. – Джамаль в свою очередь нежно любит его, но я не хочу сказать, что он использует его, как пешку, но вообще Джамаль собирается сделать то, что должен, чтобы попасть туда, куда хочет. Но в их отношениях есть настоящая глубина, потому что это были просто мы. Понимаете, о чём я?» Калуя видит в своём персонаже уличное альтер эго Джамаля. «Он – Джамаль на улицах, – отмечает он. – Вы, собственно, видите, как они попали туда, где они сейчас, и Джатем является одной из причин, почему и как им удалось заполучить поддержку и финансирование общины через то, как Джатем действует. И он по сути делает много вещей, которые не должен делать».
Кроме политической помощи брату Джатем также отвечает за «наезд» на Веронику, чтобы вернуть деньги, которые Гарри должен Джамалю. «Покойный муж Вероники сделал кое-что не слишком хорошее братьям, – объяснил Калуя. – И они хотят вернуть должок. Они просто не собираются всё спустить на тормозах. Но это происходит во время выборной кампании, так что им приходится всё проворачивать немного более скрытным образом».
 
Чикаго как отдельный персонаж
 
Кинематографисты сразу приняли решение использовать Чикаго в качестве декораций для этой истории. «В Чикаго столько интересных пластов для меня, – сказал МакКуин. – Политический, расовый, религиозный, охрана правопорядка и криминал, и как все эти хитросплетения пересекаются в какой-то момент и взаимодействуют».

Когда художник-постановщик Адам Стокхаузен впервые встретился с МакКуином, они обсудили, как вписать Чикаго в сюжетную канву. Стокхаузен вспомнил тот разговор: «Как Чикаго относится к истории в фильме? И как нам связать их вместе визуально и тематически, и придерживаться этого так, чтобы это было по- настоящему… так, чтобы не ощущалось, что мы обсуждаем наши идеи о том, каково это место, или наши идеи о том, каким оно должно быть, и всё это накладываем поверх настоящего города вместо того, чтобы попытаться найти, что тут на самом деле, и найти правду об этом месте».

По словам исполнительного продюсера Бергена Свонсона, МакКуин был непреклонен по поводу съёмок этого фильма именно в Чикаго и не хотел выдавать другой город за него.

Даже актёрам было сказано рассматривать город как одну из ключевых фигур.

«Чикаго – это ещё один персонаж, – заметила Дэвис. – Я имею в виду, тут у нас этот шумный город с прекрасными ресторанами и красивыми небоскрёбами на  Дэйкшор Драйв, и красиво ухоженными лужайками, и, Боже, какая здесь потрясающая культура и всё такое. Но, есть ещё и другое. Есть ещё Лоундэйл, Гарфилд Паркс, Энглвуд, районы с высоким уровнем преступности. Тут есть сегрегация, а так бывает только, когда есть коррупция».

По словам Свонсона, МакКуин никогда не хотел подменять место. «…Не стали бы выдавать Атланту за Чикаго, – объясняет он. – Например, одна квартира в Лоундэйле находится в другой части города. И так мы на самом деле немного подправляли историю, если обнаруживали, что написанное на странице было не совсем точным».

Локейшн-менеджер Ник Рафферти вспоминает процесс предварительного выбора мест с момента, как Стокхаузен приземлился. «Мы ездили по районам, – вспоминает Рафферти. – Адам хотел увидеть город. Он хотел понять, как всё меняется, когда ты пересекаешь границы районов, и как меняется город. Наконец мы хотели продемонстрировать каждую частичку города. И каждый из персонажей – выходец из действительно разных мест». 

Создание множественных разнообразных декораций в рамках сюжета стало для Стокхаузена сложной задачей. «Что действительно так волнующе во всём этом, это разные истории разных женщин, а еще Джамаля Мэннинга и Джека Маллигана тоже, – говорит он. – Очень тяжело сказать: как вы видите каждую из этих историй? Как сделать их визуально отличными друг от друга? В частности, в архитектуре Чикаго множество квартир выглядят почти одинаково… ну хорошо, как мы должны найти эти действительно кардинально различающиеся и выглядящие по-разному места для этих разных женщин и сделать их соответствующими им? Мы не делали случайный выбор, а находили для каждого персонажа непохожее место. И чтобы это место было тем, что нужно этому персонажу».

Дом Маллигана – это одно из мест, которые должны обладать очень особенными характеристиками, – сказал Рафферти. – Команда обследовала Гайд Парк в районе Кенвуда, исторического района, в котором у бывшего президента Обамы есть дом. Мы искали место, которое сразу бы показало, что этот член городского совета был своего рода частью этого наследия. Он был частью правящих кругов Чикаго. Он был частью класса землевладельцев. Многие из этих особняков были построены для капиталистов Чикаго и олигархов, вроде живших там семей Сиарс Ройбак, спортивной компании Вилсон, они строили там свои дома».

Стокхаузену также было поручено воссоздать настоящий 18-й округ того времени. «В итоге у нас получился 18-й округ через комбинирование исторических мест настоящего 18--го округа, а ещё там в закутках кварталов есть невероятно роскошные дома, соседствующие с районами, в которых есть заброшенные дома, стоящие в руинах. И все эти разные здания находятся очень, очень близко друг к другу», – объясняет он.

Стокхаузен рассказал, что для разработки дома Вероники было много обсуждений и затем много совместной работы. «Тот пентхаус был просто великолепен, эти окна в пол пропускают невероятно много света, что может превратить это место в очень-очень тёплое или очень-очень холодное, – отмечает он. – Он мог быть просторным и охватывать весь город, а мог быть коробочкой, которая только всё отражает. И я думаю, что качество было тем, что нас волнует, и мы в итоге несколько раз превращали стеклянные окна в зеркала для отражения жизни внутри вместо того, чтобы смотреть через них на город снаружи».

Оператор-постановщик Шон Боббит тесно сотрудничал со Стокхаузеном, чтобы помочь кинематографично передать разные миры. «Существует множество различных хитроумных способов показать различия, ведь сюжет перескакивает от очень-очень богатых и могущественных к самым бедным и самым обездоленным членам общества, – объяснил Боббит. – И есть различные хитрые способы, связанные с освещением, например, когда пытаешься подчеркнуть, что у более богатых персонажей чуть больше теплоты в жизни и больше обычных цветов. А дальше, чем беднее обстановка, тем больше ты получаешь смешанных красок и тем больше хаоса внутри этого мира».

Что продюсеру Эмилю Шерману больше всего нравится в Боббите, так это его способность запечатлеть как действие, так и статичную картинку на экране. «Я думаю, что ещё одна особенность Шона – это то, что он может быть ориентирован на движение, но также он может настроиться на неподвижное, – отметил он. – В этом фильме есть моменты с Виолой, когда мир хаотичен; мир, в котором они живут, очень опасный и пугающий, но потом наступает какой-то момент, в котором Шон решает просто остановить камеру и позволить актёрам разыгрывать сцену напротив этой камеры, и то, какое там освещение, и то, какой мир создан, заставляет тебя просто проваливаться в тот кадр. Я думаю, дело настолько же в сдержанности, насколько в излишнем старании насчёт чего-то, и Шон превосходно улавливает этот баланс».

Чтобы фильм не отрывался от реальности, МакКуин привлёк специалиста по диалектам Танеру Маршал для работы с актёрами над их чикагскими акцентами. Она описала рабочий процесс так: «Всё всегда начинается с актуального примера. Итак, мы не делаем что-то из ничего. Мы не скатываемся к стереотипам. Мне интересно воссоздать звуки какого-нибудь реального человека, поэтому моя работа заключается в нахождении таких примеров для актёра и режиссёра для прослушивания, которые настолько соответствуют создаваемому нами персонажу, насколько мне это покажется возможным. Я обращаю внимание на нюансы расы, этнического происхождения, возраст, класс, особенности дыхания – множество вещей, которые создают то, как разговаривает человек. Я ищу образцы, которые соответствуют этому, затем проигрываю пять, шесть, семь образцов режиссёру и актёру и спрашиваю их, какой их них больше всего подходит, по их мнению, персонажу, которого мы изображаем - и потом это становится нашей целью».

Она пояснила, что далее она продолжает работать индивидуально с каждым актёром, занимаясь с ними звуками, произношением, мелодичностью и ритмом, звонкостью и артикуляцией.

Художник по костюмам Дженни Иган, в задачи которой входит трудная работа по разработке одежды для множества персонажей, которые населяют множество миров, тесно сотрудничала с МакКуином и Стокхаузеном. «В этой картине присутствует множество персонажей в разной местности, неважно в Лоундэйле или в Лэйк Шор Драйв, которые сильно отличаются социоэкономически… разные расы и национальности, которые нужно связать все вместе и проявить при этом уважение ко всему этому, и постараться передать всё правильно, и сохранять всё без нестыковок – в некотором смысле это так приводит в смятение».

Каннинг высоко ценит тот факт, что Иган погрузилась в миры, в которых обитает каждый из основных персонажей. «Очень здорово работать с Дженни, – говорит он. – Даже если взять просто четырёх ключевых героинь, они проходят через такой путь на протяжении фильма, в том числе и с экономической точки зрения, и как меняются их наряды, и как меняются их персонажи, и как это связано с их финансовой ситуацией или не связано с их финансовой ситуацией – всё на самом деле завязано на становлении персонажа. Дженни подошла к этому с такой вдумчивостью и самоотдачей, и сделала всё очень натурально, при этом позволила себе немного и повеселиться».

Иган рассказала, что из всех персонажей легче всего было создать стиль для Джека Маллиган, сыгранного Фарреллом. «Мы просто попали прямо в точку, когда он пришёл. Он – не экстравагантный мужчина, но знающий, что у него есть деньги, поэтому у него есть приличные костюмы, но не сшитые на заказ портным, – объяснила она. – Они куплены в магазине, сделаны в Америке, отлично подходящие парню, которого он пытался изобразить, и это было так просто. Когда Колин пришёл, это была очень быстрая примерка, он сразу сказал «Это – идеально».

 По словам Иган, персонаж Генри Джамаль представлял собой совершенно другой образ. «Брайан создаёт образ человека, которым он действительно хочет быть, но так ли это выглядит для него? – сказала она. – Он мог бы быть очень вычурным. Но мы хотели сделать его таким, каким он мог бы вписаться в представления о том, каким должен был бы быть политик, который смог достичь таких высот, и чтобы люди видели его и верили ему. Так что в этом образе не должно быть перебора. Нам не хотелось выйти за пределы района или быть не в состоянии поддерживать связь с людьми, голоса которых он хотел бы получить на выборах. Он был действительно открытый и восприимчивый к этому».

Соответствие сценарию и действительности

По словам Свонсона, МакКуин настаивал, чтобы фильм ощущался реалистичным, не искажался киношными эффектами. «Когда ты смотришь это кино, ты видишь там почти рутинность некоторых трюков, некоторых происходящих действий,

– говорит он. – Происходит что-то серьёзное, но это всё основано на реальности, и это было своего рода основополагающим правилом от Стива для всех участников».

По словам Свонсона, имея для съёмок четырёх основных женских персонажей, их мужей и отдельные миры (некоторые из которых так и не пересекаются), можно похвастаться более чем восьмьюдесятью ролями с текстом, сорока каскадёрами и более чем восьмьюдесятью местами для съёмок. Он признался, что впечатлён, как хорошо МакКуину и его команде удалось справляться с постоянно меняющимся расписанием.

«С таким количеством частей съемочного процесса, любые самые маленькие изменения отражались на всём расписании», – отметил он.

Каннинг признался, что случались некоторые логистические проблемы, особенно из-за большого многонационального актёрского состава. «В работе со Стивом потрясающе то, что с ним хотят сотрудничать много актёров. И я думаю, нам выпало настоящее счастье заполучить всех этих разных актёров со всего мира, которые на самом деле хотели быть частью «ВДОВ». И я думаю, при всём этом логистика становится достаточно сложной, потому что все невероятно заняты в ТВ шоу и других фильмах. Но они ужасно хотели участвовать в этом фильме и работать со Стивом», – отметил он.

Но несмотря на конфликты с расписанием, случавшиеся время от времени, Каннинг сказал, что был «ошеломительный выбор, потому что это самые невероятные актёры в мире, которые работали с нами над этим фильмом».

Одна сцена, требующая много трюков и спецэффектов, включает в себя погоню после побега с места преступления, которая приводит к смертельному взрыву фургона Гарри и гибели грабителей. Руководитель группы по специальным эффектам Майкл Гаспар вспомнил свой разговор с МакКуином. «Он попросил меня сделать немного по-другому, не как при обычных взрывах и без типичного огненного шара при взрыве машины», – вспоминает он.

Гаспар объяснил сложность этого момента: «Передняя часть авто показывается выскакивающей из горящего склада, что должно было быть сохранено как часть сюжета… а задняя часть фургона тоже взрывается и переворачивается несколько раз».

Помимо соблюдения техники безопасности Гаспару и его команде нужно было обеспечить отсутствие сопутствующих разрушений. «Самым сложным было провести переднюю часть фургона через дверь и не повредить само здание, – объяснил он. – Вычисления, которые мы сделали во время проб были критически важными… А потом заставить часть фургона попасть наружу и перекувырнуться на стоящие прямо возле двери полицейские машины. Вот что было самым ответственным моментом!».

Генри верит, что «Вдовы» должны действительно понравиться публике. «Я думаю, этот фильм должен стать одним из тех, в которых люди не смогут угадать, что же будет дальше, – заявил он. – Я знаю наверняка, что он вызовет некоторый шок и трепет».

Дэвис говорит, что хочет, чтобы люди после просмотра уходили с чувством пробуждения. «Я просто хочу, чтобы люди поверили фильму и были мотивированы им. Трансформировались благодаря истории и людям в ней. Я всегда хочу, чтобы люди менялись только в лучшую сторону», – говорит она.

NOW anniversary

На днях натолкнулся на пост Shania Twain в Facebook, где она отметила годовщину выхода своего нового альбома за последние 15 лет – NOW. Вот и я решил отметить годовщину выхода своего обзора-рецензии на альбом NOW. Жаль только, что после того, как я отправил материал в Rolling Stone Russia, последний закрылся – и теперь, похоже, раз и навсегда. Пришлось отправить статью на Stereo: самостоятельно её залить, подобрать фотографии. Я совершенно не в восторге от этих шаблонов сайтов – а-ля – блоги, где авторам приходится всё делать самим, и всё равно – результат получается ширпотребный. Вот нравится мне, когда над материалом работает несколько человек: редактор, технический редактор, верстальщик, биль-редактор. И результат – потрясающий. 

Allmänt, Now, Shania Twain | | Kommentera |
Upp